«Ритуал выходного дня» или «мамино субботнее выступление»

Я живу с двумя уже взрослыми детьми в большой и просторной квартире. Окна у нас выходят на лесопарк, так что заглянуть к нам в окно, из дома напротив не возможно. Хочу описать нашу квартиру, это — ключ к пониманию нашего образа жизни. В нашей квартире есть гостиная, комната сына, комната дочери и моя спальня. Необычность нашей обстановки в том, что все стены-перегородки и двери у нас — стеклянные. Полностью стеклянные и полностью прозрачные. Толстое стекло, но прозрачное. Даже в ванной-туалете.

Все очень красиво — отделано белыми плинтусами-наличниками, а по самым краешкам стекол есть позолоченная «драпировка» в виде тонкой линии. Для того чтобы не биться головой о «стены» — на уровне глаз тоже есть позолоченная инкрустация. Обошлась такая обстановка, да и мебель (под заказ сделанная в светло-бежевых тонах с превалирующими деталями из стекла), конечно не дешево, да чего уж там — дорого обошлась, но оно того стоило. Такая «начинка» квартиры не оставляет возможности для «стеснения», ведь все что ты делаешь видят сын с дочкой: когда раздеваешься, одеваешься, переодеваешься и когда ты моешься с ванной-джакузи, когда бреешь себе лобок, меняешь тампон, подмываешься в беде или просто сидишь на унитазе, все все видят — ничего скрыть не возможно. Я специально сделала такой ремонт и сейчас объясню для чего. Когда мой муж ушел от нас, он (надо отдать ему должное) оставил нам весьма-весьма приличные деньги. И я стала думать как распорядиться тем, что осталось после откладывания на обучение детям и на мою пенсию. Подумала я и решила, что вкладывать надо в семью. В своих детей, а еще точнее в наши отношения. Главное для меня — близкие отношения с моими детьми. А какая может быть близость без откровенности. Я не хочу, ни ругаться с ними, ни стучать, например, в запертую дверь комнаты своей дочери. И я придумала вот такой план: в квартире все должно быть полностью прозрачно. Это максимально сблизит нас. Сложно быть «на расстоянии» с человеком, который смает трусы, ходит в туалет, моется и бреет промежность у тебя на глазах…
Когда ремонт в квартире закончился и мы с детьми, вернувшись из отпуска, въехали в квартиру — неизбежная полная откровенность всеми была воспринята как логичное продолжение нашего отдыха на нудистском курорте в Хорватии. Как бы «само-собой разумеется». А на курорте я уж постаралась, что бы никаких телесных тайн и стеснений между нами не осталось. Но в отличии краткого отдыха в отеле, где стены-то не прозрачные и есть возможность визуального уединения, стал вопрос — как быть с интимной стороной нашей с детьми жизни.

И тут я решила поступить опять максимально «транспарентно». Я усадила сына с дочкой напротив меня и объявила им, что раз уж всем все видно, спрятаться негде, друг друга мы уже не стесняемся и все мы взрослые (ну или почти взрослые) одинокие люди — следует неизбежный вывод — все мы мастурбируем и лучше это признать и перестать стесняться это делать друг перед другом. Но разрешается только смотреть — инцест это не для нас. Кроме того, других опций нет — ремонт закончен. Я сказала им что с э
того момента я не буду больше стесняться удовлетворять себя перед ними, и что я использую много интимных игрушек, которые теперь становятся общими. Только тщательно каждый их вымывает после себя. Дети молча кивнули и мы каждый пошли по своим делам, но по сдержанной реакции я поняла, что вопрос «как же это будет в действительности» остался открытым.

Несколько дней ничего не происходило, сказывалась усталость после перелета и заезда в «фактически новую» квартиру, и как следствие — низкое половое желание. Но вот прошло три дня и я почувствовала знакомую истому внизу живота. Кроме того никакой особой сексуальной активности у детей в эти три дня не было заметно и я решилась на «личный пример». Слегка выпив вина для храбрости, я пошла к себе в комнату, оглянулась на детей, которые были в своих комнатах, одела туфли, включила музыку и… сняла трусы.

На пол я «присосала» свой самый любимый фаллоимитатор, довольно внушительных размеров, полила его смазкой и не спеша в такт музыке стала насаживаться на него влагалищем, держась за спинку кровати, ягодицами к комнатам детей. Искусственный член был большой, толстый и я обычно его использовала как прелюдию к фистингу. Он полностью заполнил меня, приятно давя на стенки влагалища и на шейку матки. Я покачалась из стороны в сторону, полностью вталкивая его в себя, закрыла глаза и начала ритмично приседать на нем вверх-вниз, насаживаясь полностью так, чтобы клитором упираться в специальный «отросток». Минут через пять первый оргазм не заставил себя ждать, теплой истомой начинаясь от клитора, заливая все тело до макушки, перерастая в судороги влагалища с анусом и конвульсии мышц тела. Сдавленный стон вырвался из моей груди и я остановилась насев на фаллоимитатор до конца. Подождав несколько секунд, пока развеется туман перед глазами, я слезла с члена, повернулась спиной к кровати и только посмотрев на детей я вспомнила об их существовании.
Они оба мастурбировали в своих кроватях. Дочка ритмично и часто загоняла в себя розовый вибратор «с шариками», а сын спустив ноги с кровати, левой рукой сжимал себя яйца, правой отчаянно теребя свой член. Я присела над фаллоимитатором, послюнявила и приставила его головку к своему анусу, раздвинула колени максимально раскрываясь перед детьми, оперлась одной рукой на спинку кровати, пальцы второй сами нащупали клитор и я начала свой путь «вниз» по стволу, к вершинам блаженства, в упор глядя на своих мастурбирующих детей.

Через пару минут лицо моего сына исказилось и он кончил обильной струей спермы в мою сторону, и мне показалось что только стеклянная стена спасла мое влагалище от нее. Это была последняя капля в моем возбуждении и перед тем как меня накрыл туман сильнейшего оргазма я успела заметить, как дочку, с глубоко вогнанным вибратором во влагалище сотряс первый спазм…
Теперь это наш с детьми «ритуал выходного дня» или «мамино субботнее выступление», которое мы никогда не пропускаем. А для своих детей я не только мама, но и лучшая подруга, которой можно доверить любые тайны.