Первое наслаждение

Посвящается Aiten — вдохновившей меня на это произведение.

Милая моя. Единственная. Самая чувственная на свете. Это о тебе.

Еще давно, когда мы целовались, сначала робко, а потом все более и боле страстно. Я ласкал твои нецелованные губы, нежно ласкал за ушком, шепча разные нежные пустяки, заставляя тебя мурлыкать и урчать от удовольствия.

Мы обнимались лежа на моей широкой кровати. Я гладил через одежду твое стройное и упругое тело.

Постепенно ты стала позволять мне большее и впервые сняла блузку и расстегнула лифчик.

И я впервые мое насладится твоей обнаженной упругой грудью с остро торчащими сосками, ласки которых доставляли тебе столько удовольствия. Я ласкал и целовал их втягивал в рот маленькие сосочки легонько щекотал их языком, отчего ты жмурилась от удовольствия и сильнее прижимала руками мою голову к своей обнаженной груди.

Постепенно я опускался ниже, поглаживая языком твой живот и целовал маленький пупочек. Но ниже поясного ремешка ты меня не пускала и тянула обратно, и жадно ловила своими мои губы своими жаждущими ласки губами.

Ты то закидывала руки за голову, обнимая подушку, то хватала мою голову и прижимала, то к своим губам, то к жаждущей груди, то гладила меня по плечам и часто не знала что бы еще сделать и куда деть свои руки.

Наверно тогда я, посмотревший к тому времени фильм «Основной инстинкт» впервые предложил привязать твои руки к стойкам кровати. И к моему удивлению ты согласилась, ты доверяла мне и знала что я ничего не сделаю вопреки твоим желаниям.

Я крепко привязал твои руки к стойкам нашей широкой кровати и стал ласкать тебя еще нежнее чем обычно, не пропуская не одного потаенного уголочка. А ты мурлыкала от удовольствия и старалась подставить моим ласкам самые чувственные места.

Наконец я подошел к границе в виде пояса твоей юбочки.

Юбочки!!!

Сегодня ты одела юбку, это удивило меня. Обычно ты одевала брюки, которые скрывали твои ножки и не давали мне свободы. И вот теперь ты в юбке.

Так вот, когда я дошел до пояска, ты не вздрогнула как обычно, словно очнувшись от сладкого сна, а только глубоко вздохнула и чуть подалась навстречу.

Я аккуратно развязал его. Ты промолчала. Я приподнялся, положил руки на твои обнаженные ступни и стал осторожно продвигаться вверх. Я чутко слушал, но ты не протестовала, даже когда я дошел до краев твоей юбки, забрался под нее и стал продвигаться вперед, впервые лаская твои гладкие бедра. Твое тело дрожала, но я не мог понять, страх ли это или вожделения.

И тут рукою я коснулся краешка твоих трусиков и замер в нерешительности.

— Сними их, сказала ты не открывая глаз и покраснела.

И тут я понял. Ты решила подарить МНЕ свою невинность и я принял такой подарок и захотел чтобы это день запомнился тебе навсегда, как самый лучший, потому что первый.

Я поднял твою юбочку вверх и мне открылись стройные загорелые бедра и белые трусики, один вид которых вызывал желание. Избавившись от юбки, я взялся за резинку трусиков и стал осторожно стягивать их… Ты не сопротивлялась — наоборот, помогала мне, двигая ногами и я снял трусики, освободив сначала одну, потом другую ножку. Ненужные теперь трусики упали рядом. Когда я только стал снимать их, мой взгляд упал на твою киску и больше я не мог оторвать глаз от нее.

Девственные губки были покрыты золотистым пушком редких волосиков, они стали набухать, открывая выглядывающий между ними набухающий язычок клитора и розовый бутон вожделенной щелочки. Это зрелище вызывал во мне неимоверное влечение, усиленное ожиданием. Я уже хочу нагнуться и поцеловать бутончик, но ты прерываешь меня.

— Мне немного страшновато, — тихим голосом говоришь ты: чуть чуть… Свяжи мне пожалуйста ноги, так же как и руки.

— Хорошо, — отвечаю я достаю веревку и крепко привязываю сначала одну ногу к стойке

Кровать была широкая и чтобы привязать другую ногу. надо было широко раздвинуть ноги. Когда я потянул вторую ногу к соседней стойке то почувствовал некоторое напряжение

— Расслабься, — как можно нежнее говорю я и поглаживаю тебя по внутренней стороне бедра, чуть задев губки.