Наш с мамой секрет

После инсульта у мамы прошел 21 день и её в стабильно тяжелом состоянии выписали домой. Парализована, на внешние раздражители не реагирует, ест и пьёт с ложки. Проблемы с туалетом, пролежни… Кто сталкивался с этим, ему знакомо. Дежурили по очереди с женой. Я работал по сменам, поэтому мне выпадали ночи или рабочие часы.

1

Сегодня была моя ночь и первая половина следующего дня. Мама сильно не буянила, поэтому ночью частенько удавалось выспаться.

Я постелил свежую простыню. Покормил кашей и плюхнулся в кресло рядом с её кроватью.

«Интересно, -думал я – раньше всё подглядывал за мамой. А теперь она лежит голая и я совсем не возбуждаюсь…»

Мне уже тридцатник, есть жена и дети. Иногда разовый секс на стороне, буквально пару раз. Но увлечение детства- онанизм, не забываю.

Мама была первая женщина, на которую я брызгал спермой в своих мечтах и во сне. Даже старшая сестра так не возбуждала. Для того, чтобы подглядывать за мамой у меня была заготовлена не скрипучая табуретка с войлочными набивками (что бы не шуметь). Стоило маме зайти в ванну. Я сразу к заветному окошку… Кто жил в хрущёвках, тот знает эти окошки из кухни в ванную.

Мама не была умопомрачительной красавицей. Разведенка с двумя детьми, она всё делала для нас. Некогда ей было заниматься собой. Небольшого роста, легонькая и прозрачная, в очках, черноволосая с короткой стрижкой, рано начала седеть. Грудь была маленькая, как мандаринка. Но зад и бедра были великолепны. Когда она наклонялась – это было сногсшибательно для меня…

И вот она рядом и обнаженная, а у меня даже нет желания заглянуть под простыню. Хотя…

Я приподнял край. Мама лежала на спине и ровно дышала. Я взял её за руку, а второй погладил живот, поднялся чуть выше. Вот они маленькие мячики-мандаринчики, свободно помещаются в моей ладони. Если бы маме что-то потребовалось, то она сжала бы мою руку. Реакции никакой не последовало, и я продолжал дальше играть с её грудью. Гладил сиськи и вокруг них. Так классно. Мой член вспомнил детство и пытался вылезти из штанины. Я высвободил вторую руку, взял её за соски и принялся раскачивать сиськи в разные стороны и пытаясь столкнуть их друг о друга. Но они маленькие, а прилагать силу я не хотел. Мама вдруг вздохнула, и я увидел, что соски набухли.

Вот тебе раз! Ничего она не чувствует!

Я испугался убрал руки и укрыл маму простыней. Но она лежала всё так же не двигаясь. А я рванул в туалет. Надо было сбросить давление в системе. Покурил.

— Вот воспользовался тем, что она не может ответить! Подлец! Урод! — подала тут голос совесть

— Я не сделал ей больно, — бубнил я. — Может я так смогу её вывести из этого состояния. У неё появится интерес к жизни, и она очнется.

— Еб»ть, целитель выискался, — ответила Совесть.

Но заткнулась.

А я ещё покурил. Вернулся. И укрыл маму одеялом. Сам завалился спать. Совесть похоже тоже уснула. Так как всю ночь мне снилось, как, я трахаю маму в самых извращенных позах.

2

Утром уговорил маму сходить в туалет по- маленькому и побежал готовить ей кашу. А пока каша готовилась курил и думал о своём поведении. Только возбудился.

А когда начал кормить её с ложечки, то представил, как она облизывает головку моего члена и глотает сперму.

— Извращенец, — это проснулась Совесть.

— Молчи, дура, — ответил я.

Мама лежала на боку лицом ко мне. Я вытащил член и в несколько качков выдал порцию спермы ей на лицо. У мамы дернулась щека на которую пришелся плевок, больше никаких эмоций. Головкой с последней каплей провел по её губам. Она облизнула губы и опять тишина. Причем даже не открывала глаза. Блин!

В больнице нам показали, как надо делать массаж, чтобы хоть как-то поддерживать жизнеспособность мышц. Я снял до пояса одеяло, положил её на спину и начал.

— Надо будет повторить вчерашнее, — подумал я с улыбкой.

— Только попробуй, — завизжала Совесть.

Но я уже гонял мамкины сиськи по периметру. Потом обхватив левую сиську пальцами в кольцо, начал подымать её, потом правую. Сосочки встали как солдатики. Что уж говорить, про моего красного молодца.

Что бы ещё придумать? Я убрал одеяло совсем. Вот шрам от аппендицита, вот пупок. А вот заросли лобковых волос. Они всегда у мамы были густые (у меня большой стаж подглядывания) и кучерявые (у жены почти прямые). Только сейчас было много седых волос. Мама не брила лобок и заросший треугольник был довольно большой. Я раздвинул её ноги. Половые губы были полностью покрыты волосиками, а часть даже переходила на бедра и несколько волосков побежали по тропинке к жопе. Я дотронулся до них. Волосики как пружинки держали мою ладонь на весу.

«Надо их расчесать, а то некрасиво, »- промелькнуло в голове. Но расческа сразу застряла и не трогалась с места. Только возле бедер удалось немного расчесать. У мамы были необычайно большие половые губы чуть розоватого цвета. Я провел пальцем по губам, потом чуть раздвинув их, вытащил пальцем волосы, которые попали внутрь. Клитор, который узенькой полосочкой выглядывал из вагины, набух и выполз наружу. Я осторожно помог ему и затем чуть раздвинул мамину пи»ду. Губы наливались кровью. Их цвет изменился. Внутренняя поверхность стала влажной. И тут вздох. Этот женский вздох.

«Всё на сегодня хватит, » — сказал я себе. Я погладил ещё её бедра, икры и пальцы ног. Надо заметить, что все это происходило в тишине. Я решил в следующий раз начать разговаривать с мамой.

В этот раз я шёл на работу в приподнятом настроении. Всё свободное время придумывал дальнейшие приключения.

— Ведь это не изнасилование, это эротический массаж, -убеждал я себя.

— Ты, бл»ть, тупой извращенец, — верещала Совесть. Но как-то уже не очень строго и настойчиво. Сопротивление было сломлено. Видно, мой дьявол уже вставил ей по самые яйца. Пора и мне действовать.