Мамина игра или секрет моего племянника

Приветствую всех читателей и читательниц! Меня зовут Михаил. История, которой я хочу здесь с вами поделиться не моя. Мне по большому секрету рассказал её мой родной племянник по имени Дима. Ему всего пять лет. Я позволил себе добавить к рассказу племянника некоторые, так сказать «детали», которые не смог бы, в силу своего столь юного возраста заметить пятилетний мальчик. Перед тем, как начать рассказывать вам непосредственно саму тайную историю, любезно рассказанную мне моим племяшкой, сделаю небольшое отступление, расскажу вам предысторию случившегося с Димой и его матерью.

Думаю все вы прекрасно осведомлены о крайне непростой ситуации, творящейся на нашей Великой и могучей Родине, и одной, соседствующей с ней страной. В связи с последними событиями, некоторая часть наших сограждан, в особенности её мужская половина, призывного возраста, сильно возжелала покинуть просторы нашей родной Отчизны. Не стал исключением и мой зять, являющийся мужем моей родной, старшей сестры по имени Дарья. После объявления так называемой «частичной мобилизации» национальным лидером нашей державы, сестра вместе с мужем и их совместным ребёнком покинули свою квартиру, переехав подальше от Москвы и поближе к границе с одним государством, которое неожиданно стало очень популярно среди людей, стремительно покидающих нашу страну. Там они, на сколько мне это известно, временно остановились у каких-то друзей семьи моего зятя. Муж сестры пересёк границу, которая «нигде не заканчивается», чтобы обустроиться в другой стране и со временем, перевезти туда свою семью на неопределённый срок. Через пару недель сестра с сыном вернулись в свою квартиру, ожидать когда всё будет готово к их отъезду из России. Буквально пару дней назад, мне позвонила моя сестра, сообщив, что они с мужем решили, что будут сдавать свою квартиру в аренду, так как сами понимаете, деньги в чужой стране лишними не будут, особенно в первое время после переезда. Сестре нужно было уйти по делам на весь день, поэтому она попросила меня посидеть с племянником, пока она будет отсутствовать. Естественно, я тут же согласился ей в этом помочь.

Мы находились с моим племянником Димкой в гостиной комнате, я сидел откинувшись в кресле, племянник был на полу перед диваном, по полу были разбросаны его многочисленные игрушки, негромко работал включённый фоном телевизор. Мы с Димой играли и дурачились, всё, как и обычно, когда я бываю в гостях у семьи моей сестры. И тут вдруг Димка мне выдал:

— Хорошо, что мы вернулись домой, мне у того дяди с тётей жить не понравилось.

— А что такое? Почему тебе там плохо было? — поинтересовался я у племянника.

— С ними мальсик не холосий живёт! Он плохой и вредина! — ответил мне своим звонким детским голоском Дима.

— Это сын их что-ли? А как его зовут и сколько ему лет? — продолжил интересоваться я.

— Да! Его Саской зовут, он уже почти взрослый, ему двенадцать лет! — ответил племянник.

— А что такое между вами произошло? Почему вы с ним вдвоём не ужились? — спросил я.

— Он ко мне приставал, дразнил меня, отнимал мои игрушки, толкался и смеялся надо мной, когда я хотел их у него забрать! — недовольным голосочком ответил Димочка. — А потом я маме пожаловался, она с ним поговорила и он сразу перестал ко мне лезть!

Вспоминая своё собственное детство я прекрасно понимал, какими надоедливыми, грубыми и вредными могут быть подростки в этом возрасте.

— Вот же какой бякой оказался этот Сашка! — возмутился я. — А что мама ему такое сказала, чтобы он от тебя отстал?

— Не знаю, она с ним в другой комнате поговорила, я не слышал дверь была закрыта. Но после этого он ко мне больше не лез, он с мамой играть стал!

— Этот Сашка с твоей мамой играть стал? А как он с ней играл? — недоумённо спросил я у своего племянника.

— Мне мама сказала, нельзя никому об этом говорить, даже моему папе! Это большой секрет! — как-то неуверенно, со смущением в голосе ответил мне племянник.

Странно… что там за «игры» такие могут быть, о которых никому нельзя говорить. Меня начало одолевать жуткое любопытство. Я решил докопаться до истины:

— Дим, ну мы же с тобой команда, да? Мы ведь лучшие друзья, правильно? Неужели ты и мне не расскажешь? Ты ведь меня знаешь, я никому никому больше не расскажу о вашем с мамой секрете!

— Ну… наверное да… — на лице у мальчика появилось сомнение. — Хорошо, дядь Миш! Только ты пообещай, что никому больше не расскажешь!

— Конечно же не расскажу Дим, мой рот будет на замке! — уверил я своего маленького племянника, сделав рукой жест, будто бы закрываю свой рот на молнию.

Димка весело заулыбался.

— Ну так как Сашка играл с твоей мамой? — нетерпеливо спросил я у своего племянника.

— Они вот так с мамой играли! — Димка запрыгнул на диван, лёг на него животом вниз и начал имитировать половое сношение. — Саска ложился моей маме на спину и вот так делал! Толкал своим животом маму в попу зачем-то.

Сказать что я офигел от услышанного это не сказать ничего. Но вместе с шоком, я к своему стыду почувствовал, как мой член начал просыпаться из спячки.

— Дим, а ты сам где был в этот момент… ну… когда Сашка с мамой так… играли? — спросил я каким-то не своим голосом, севшим от волнения и возбуждения.

— Я в игрушки на полу играл, а они на диване лежали и так делали! — ответил племянник. — Я когда увидел, как Саска на маму лёг и стал её животом толкать спросил: мам, а что вы с Сасей делаете? — а она мне ответила, что они так в лосадку и наездника играют! Только так не правильно в лосадку и наездника играть! Я когда с папой в лосадку играю, то ему на спину сажусь, а он на четвереньках по полу ползает. А лёжа в лосадку и наездника неинтересно играть!

— А ты с мамой… играл… так же как и Сашка? — спросил я у племянника осипшим голосом.

— Нет! Я только с папой играл! А так как Саска с мамой играли, мне неинтересно играть!

Во рту у меня пересохло, губы стали сухими, будто бы обветрились. Я представлял свою старшую сестру и двенадцатилетнего подростка, играющих лёжа на диване «в лошадку и наездника», от чего мой член находился в состоянии «космической ракеты», полностью готовой к старту, поэтому мне даже пришлось сдвинуть ноги сидя в кресле, чтобы племянник не увидел мой торчащий от перевозбуждения «конфуз».

— Дим, расскажи мне… что мама с Сашей делали обычно… и как это происходило? Где были тогда родители Саши? — спросил я дрожащим от возбуждения голосом.

— Это было днём, когда дядя с тётей были на работе. Мама лежала животом на диване, смотрела новости на своём планшете и переписывалась с папой. Мне стало скучно играть одному и я попросил маму прочитать мне какую-нибудь сказку, но она сказала, что ей некогда мне читать, что я её отвлекаю и попросила Саску со мной поиграть. Но Саска не хотел со мной играть, я для него был слишком маленьким и ему со мной было скучно. Вместо этого, он лёг маме на спину и начал зачем-то толкать её. Тогда я спросил, что они с Саской делают и мама ответила, что Саска с ней так в лосадку и наездника играет. Саска был недоволен тем, что я отвлекаю его и мою маму от игры в лосадку. Он встал с мамы и я увидел, что у него в кармане лежит что-то большое…

— А как ты понял, что у него в кармане что-то есть? — перебил я рассказ своего племянника.

— Потому что, у него спереди на штанах что-то сильно выпирало! — ответил Дима.

В этот момент я сглотнул накопившуюся во рту слюну, представляя как это происходило. Мой детородный орган, к моему стыду, даже и не думал падать, обильно выделяя смазку.

А Димка тем временем продолжил свои откровения:

Саска встал с дивана, взял свой телефон и дал его мне, влючив на нём мой любимый мультик в ютубе «Маша и Медведь», чтобы я не отвлекал маму, а сам Саска в это время снова лёг на маму сверху и опять начал её толкать. Я смотрел мультфильм, а потом повернулся к маме и увидел, что у неё халат к верху задрался и мне мамины трусики даже видно было! А у Саски вообще, из-за того, что он маму своим животом толкал, его штаны вместе с трусами вниз сползли и я его голую попу видел! Мама тогда ещё почему-то тяжело дышала и часто вздыхала.

— А мама, она в этот момент что-нибудь делала? Ну когда Сашка её толкал своим… животом. — снова вклинился я в рассказ своего племяшки.

— Не знаю, нет… она просто лежала… иногда вроде что-то у себя на попе поправляла, мне не видно было, мамин халат мешал. — ответил Димка.

В этот момент я представил, как моя сестра засунув свою руку за спину, вставляет обратно себе во влагалище, выпавший из него подростковый членик. Что со мной в тот момент творилось! Я чувствовал, будто мои трусы насквозь промокли от бесконечно выделявшейся из моего разгорячённого фаллоса, смазки.

— Когда мама увидела, что я на них смотрю, она сказала мне, чтобы я продолжал смотреть мультфильмы, а то Саскин телефон просто так разряжается. И я опять стал смотреть «Машу и медведя», пока не услышал, что мама опять стала тяжело вздыхать и странно охать, а Саска стал сильнее её толкать и громко сопеть носом. Даже диван при этом начал скрипеть! А потом Саска резко замер и повалился всем своим телом на мамину спину и они долго так лежали не двигаясь, пока не услышали, как открывается входная дверь в квартиру. Саска скатился с маминой спины и быстро начал натягивать спущенные штаны с трусами, а мама поправила свои трусики и опустила задравшийся халат.

— И часто он, этот Сашка… с твоей мамой так «играл»? — осипшим, низким голосом спросил я Димку, чувствуя при этом, как из моего члена в этот момент выделяется смазка.

intimSHOP.ru

— Не знаю, один, или два раза всего. — задумчивым голосом ответил племянник. — мы потом с мамой обратно домой после этого уехали, и мама сказала мне, чтобы я никому не рассказывал, что она с Саской играла! — Дядь Миш, а вы знаете, зачем Саска маму своим животом толкал? — задал мне по-детски наивный вопрос племяшка.

— Может у Саши животик зачесался, вот он об твою маму его так и почесал — даже не задумываясь, сморозил я полную ахинею, ляпнув просто первое, что пришло мне в тот момент в голову. — а ты говорил, что где-то два раза эта «игра» у мамы с Сашкой была?

— Ну да! А ещё раз ночью это было! Перед самым нашим с мамой возвращением домой! — детским голоском ответил мне племяшка.

— А что было ночью? — проглатывая подступившую слюну, неожиданно тихим голосом спросил я.

— Мы с мамой в гостях у дяди и тёти спали в саскиной комнате. Саска спал на своей односпальной кровати, а мама и я спали на стареньком диване, который стоял у другой стены. Мы с мамой спим под разными одеялами, потому что я во сне ворочаюсь, постоянно стаскивая с мамы всё одеяло на себя. Той ночью мы, как обычно, легли спать. Мама уже уснула, а Саска ворочался на своей кровати, он, как и я, не мог уснуть в ту ночь. Он тихо встал с кровати и подошёл к дивану, на котором мы спали, глядя при этом на маму. Постояв немного около нас с мамой, Саска зачем-то стал снимать с себя трусы. Он был полностью голым. Тут он увидел, что я не сплю, немного пригнулся и сказал мне, чтобы я отвернулся к стенке и спал. Когда я стал отворачивать голову к стене то заметил, что Саска поднимает мамино одеяло и ложится к ней под него. Теперь Саска лежал с нами на диване, под одним одеялом с моей мамой. Саска стал гладить маму под одеялом и она от этого стала просыпаться. Сначала мама стала тихо шептать Саске, чтобы он возвращался к себе на кровать, но Саска не хотел уходить и тогда мама стала пытаться спихнуть его дивана, но у неё это не получилось и Саска лёг на неё сверху. Он стал опять толкать мою маму, на этот раз они с ней стукались животами. Саска лежал между разведёнными в сторону мамиными коленями и зачем-то тёрся своим животом об мамин живот…

Завороженно слушая рассказ моего племянника, у меня в этот момент появилось ощущение, что моя температура тела поднялась до 38-39 градусов. Мне стало так жарко, а в горле пересохло так, что казалось я не пил целую вечность. При всём этом, у меня было полное ощущение того, что я сейчас могу кончить, даже не прикасаясь к собственному члену! Я не испытывал подобного чувства ни разу за всю свою жизнь!

— Дядь Миш, ты сейчас тоже как-то странно дышишь, с тобой всё в порядке? — спросил меня взволнованный Дима.

— Да Димочка, со мной всё в порядке, просто в горле немного пересохло! — ответил я. — можешь продолжать дальше.

— Ну… Он всё тёрся животом об мамин живот сначала он делал это медленно, а мама стала тихо ойкать, вот так: Ой! Ой! Саша перестань! Ой! О! О! О! Ой! Слезь с меня! А! А! А! Идиот! Кому я сказала, да слезь же ты с меня! Дурак! Нет! Ах! Ах! Ух! Ох! Да! Да подожди ты! Сына сейчас разбудишь! — злобным шепотом прошипела мама.

— Тёть Даш, да он спит как сурок, сами посмотрите! — прошептал ей в ответ Сашка, кивнув своей головой в мою сторону.

480x50 skuka

Я быстро закрыл свои глаза и притворился спящим. Какое-то время на диване, котором мы втроём лежали, сохранялась полная тишина, будто бы все и правда спали. Но продлилось это состояние не слишком долго. Уже совсем скоро мамины ойканья продолжились с новой силой:

Ой! Ой! Ох! Ох! Ох! А! А! А! Стой! Нет! Отпусти! ААА! ООО! УУУ! АА! Не надо! Ой! Ой! Перестань! Мм! Ах! Ах! Да! Так! Мм! Ах! Ещё! Ах! Ох! Ещё! Давай! Ох! Ох! Ммм! Ой! Да! А! А! А! Хорошо! Ммм! Уй! Подожди, я сейчас обратно вставлю! Да! Двигайся! Да! Ах! Ах! ААА! Ох! — тихо шептала мама, лёжа под трущимся об её живот Сашкой.

Мама тогда уже почему-то перестала пытаться прогнать Сашку обратно на его кровать, она стала ласково гладить его своими руками по голове, по шее, затем по спине, опустила свои руки ещё ниже, зачем-то даже стала мять булки сашиной попы под одеялом. Я видел, как там двигались её руки. Постепенно, мамины вздохи и ахи становились всё тяжелее и громче, тогда она прикрыла свой рот рукой и её стоны стали раздаваться приглушённей и тише. Саска же стал быстрее тереться об маму и почему-то начал громко дышать, диван под нами от этого начал противно скрипеть. Мамочка воркующим нежным голосом прошептала Сашке:

— Тише ты бесстыжий мой, двигайся медленней, а то родители твои сейчас проснуться. Мама притянула сашкину голову к себе, он подтянулся к ней так, что их с мамой головы стали теперь находиться на одном уровне, после чего мама стала покрывать поцелуями сначала сашкин лоб, щёки, а потом и губы. Мама с Саской стала целоваться! Она зачем-то просунула свой язык Саске в рот и стала им там двигать, после чего Саска тоже засунул моей маме свой язык прямо в рот. Так продолжалось какое-то время. Вскоре мама с улыбкой ласково шепнула Саске в самое ухо:

— Ну что, мой юный, страстный ухажёр, готов продолжить?

Саска так ничего и не ответив, едва заметно кивнул головой, став снова спускаться вниз к маминому животу. И вновь он стал тереться своим животом о маму, но она уже не была против этого, казалось что теперь, ей даже нравится это. Постепенно мамины постанывания, ахи, ойканья, айканья и тяжёлые вздохи возвращались, мама снова прикрыла себе рот рукой. Одеяло с мамы и Саски сползло почти до пояса и я увидел, что ночнушка, в которой мама спала поднята уже практически до самой шеи. Мама поднялась над своей подушкой и полностью скинула с себя ночнушку, оставшись при этом почти полностью голой, как и Саска, не считая маминых трусиков, если она их конечно одела сегодня на ночь. Она легла обратно на подушку и Саска уютно расположился своей головой у мамы между грудей. Он зачем-то, как маленький стал поочерёдно брать в рот её соски. Мне даже стыдно за него стало. Двенадцатилетний лоб, а такими глупостями занимается, словно он младенец какой-то!

Тут внезапно я услышал какие-то новые, неизвестные мне звуки, какое-то хлюпанье с тихими, глухими хлопками, непонятно откуда раздававшиеся. Саска стал очень быстро двигаться на маме и громко пыхтеть, почти как паровоз. А мама, по непонятной мне причине, подняла свои разведённые в стороны ноги, и словно обняла ими сашину попу. И в этот момент я увидел, что на моей маме тоже нет трусиков, как и на Саске. Диван снова мерзко, протяжно скрипел, но мама уже почему-то не пыталась притормозить Саску, чтобы он тёрся об маму медленней. Вместо этого, она каким-то странным, страшным голосом, какой я никогда до этого у своей мамы не слышал, начала бормотать:

— Давай, зайка! ООО! Да! Ах! Ах! Давай, мой маленький! Ох! ААААА! Не останавливайся! Быстрее двигайся! АААААААА! Вот так! Молодец! Ммм! Ещё немного! Не тормози! МММ! АААХ! Живее, я сказала! Мелкий сучёнышь! А! А! О! Трахай сильней! ОООХ! МММ! Да!

В этот момент, мама повернула голову в мою сторону и увидела, что я не сплю и внимательно наблюдаю за ней и Саской.

— Димка! А ты чего ещё не спишь до сих пор! Время уже знаешь сколько! — злым, испепеляющим взглядом посмотрела на меня мама, злобно при этом зашипев на меня словно змея. — А ну, живо отвернулся к стенке и уснул! — сердитым голосом произнесла мама, с силой толкнув меня при этом рукой.

700x180 sale

Я отвернулся, а из моих глаз потекли слёзы, ведь ещё никогда в своей жизни я не видел, чтобы мама так на меня злилась. И я не понимал причину этой злости. Что я сделал не так? Чем её разозлил? Я едва сдерживал себя, чтобы не захныкать.

В этот момент звуки от неправильной игры в лошадку и наездника продолжались с новой силой. Я совсем не узнавал мою мамочку!

— Ну же! Мелкий пиздёныш! Еби меня как следует! Сопляк! Молокосос! Ты что, не мужик что-ли?! Живее! Ты что там, умираешь что-ли?! Не можешь быстрей совать в меня свой мелкий хуй?! Из-за тебя мой сын проснулся! Всё, слезь с меня! Давай я сама! Ложись на моё место!

Я был так напуган, что боялся даже шелохнуться, не то, чтобы повернуть голову в их сторону.

— Тёть Дашь, мне больно, вы тяжёлая! — услышал я плаксивый голос Сашки.

— Тише ты! Сейчас весь подъезд мне тут перебудишь! — злобно гаркнула на Сашку моя мама. — сам же этого хотел! Теперь терпи, если мужик! Нет! Тут слишком шумно! Встань и ляг на пол! Давай быстрей!

Я почувствовал что теперь один остался лежать на диване. Где-то рядом с диваном раздались, теперь уже знакомые мне звуки хлюпанья и тихих хлопков. Я по-прежнему почти не двигался и не поворачивался в сторону своей мамы и Саски.

И тут раздался мамин недовольный приглушённый стон ярости:

— УУУУУ! ММММММ! ААААААА! Ты что, уже всё?! Слабак! Мелкое ничтожество! Никогда тебе не быть настоящим мужиком! Куда тебе, с таким-то сморчком! Малолетнее ЧМО!

— Ай! Пожалуйста! Пустите меня! АА! — послышались тихие всхлипы Сашки.

700x180 bdsm

— Спать давай уже ложись, тюфяк! — снова раздалось злобное шипение мамы. — трусы свои забери и одень!

Сашка, шмыгая носом и тихо всхлипывая, лёг на свою кровать, а моя мама вернулась на диван. И хотя Сашка уже был на своей кровати, до меня снова донеслись хлюпающие звуки и тяжёлое дыхание мамы. Через некоторое время мама сдавленно простонала и затихла. На этом всё закончилось и я почти сразу уснул.

Утром, когда дядя и тётя были уже на работе, мама растолкала меня спящего и приказала собирать все свои игрушки, сказав, что мы с ней возвращаемся домой и будем ждать, когда папа сможет нас забрать в другую страну у себя дома.


Под конец рассказа моего племянника, у меня уже и член-то от такого неожиданного поворота, почти обмяк. Я был в полном шоке, если честно. Никогда бы не подумал, что моя старшая сестра может быть такой… Я сидел в каком-то ступоре, не зная что и сказать. Я офигевал от этого факта, но меня на самом деле очень сильно возбуждало то, что я услышал от своего племяшки, хоть это и может многим показаться не правильным и извращённым. Димка вывел меня из раздумий своим детским вопросом:

— Дядь Миш, а во что мама с Саской ночью играли? Как эта игра называется?

— Знаешь… думаю сейчас для тебя это не важно… просто забудь Дим… это всё ерунда. — начал мяться я.

— Ну мне же интересно! Я хочу знать! — нетерпеливым, звонким, детским голосом произнёс Дима.

— Когда ты подрастёшь, то сам легко сможешь всё понять. Может быть… наверное… ну… я так думаю…

— Но я не хочу ждать! Я хочу знать прямо сейчас! — не унимался мой племянник.

— Позже, мальчик мой, позже. Позже ты всё узнаешь сам.

700x180 woman2

Димка со счастливым видом бросился мне в объятия и я, согнувшись в три погибели, обнял своего племяшку, чтобы случайно не задеть своего любимого племянника своей паховой областью, которая неожиданно для меня, была уже снова «в слегка приподнятом настроении» от осмысления услышанной мной истории. Резво спрыгнув с дивана на пол, Дима как ни в чём не бывало снова начал играть в свои любимые игрушки, а я отправился в ванную, чтобы помыть там свой член и попытаться хотя бы частично замыть следы от своего предэякулята на трусах.

Когда домой вернулась моя сестра, я к её удивлению быстро распрощавшись с ней и Димкой умчался скорее к себе домой. Хотя обычно, когда я сижу со своим племяшкой, я всегда остаюсь у них на ужин, а иногда даже и с ночёвкой. Добравшись до дома, я тут же скинул с себя всю одежду и отправился в душ, после чего наспех обтеревшись и не одеваясь, голым улёгся в свою постель, начав яростно мастурбировать, словно подросток, впервые увидевший порно. Вспоминая сцены из услышанной мной от Димки истории. Чёрт возьми, да я никогда не дрочил столько даже в подростковом возрасте! Не один, самый извращённый порно ролик или порно рассказ не возбуждал меня так, как история моего племянника! Я на полном серьёзе вам это говорю! Если уж быть откровенным, я вот только сейчас, перед тем, как начать печатать этот текст, закончил очередной «сеанс» дрочки, вспоминая секрет своего племянника и его мамы.

Заканчивая набирать этот текст у меня в голове возник вопрос, правильно ли я поступил, не рассказав Димке о том, чем занималась его мама? Может быть всё-таки стоило ему рассказать правду? Как вы думаете? Поделитесь своим мнением на этот счёт в комментариях.